10 великих композиторов, которых критиковали, как могли

как критиковали великих композиторовА критиковали признанных классиков сильно, потому что едва ли в мире сыщется хотя бы один творец, чей путь был легким и нетернистым. Вот вам несколько доказательств того, что если вас ругают, то это не всегда повод расстраиваться.

Содержание:

Жорж Бизе и «Кармен»

«New York Times» в октябре 1878 написала об одной величайших опер всех времен, что это «абсолютное ничто, состоящие из куплетов и шансонов, не имеет права называться произведением искусства». А лондонское издание о музыке авторитетно добавило, что кажется, если бы сам дьявол уселся сочинять оперы, то определенно у него вышла бы «Кармен».

Иоганнес Брамс и симфония «До минор»

Бернард Шоу написал о нем, что это самый развратный композитор из всех существующих (кто бы говорил), а бостонские газеты после премьеры симфонии в 1888 резюмировали: «каждая нота буквально-таки высасывает из слушателя кровь». Но это что! Музыкальный обозреватель Кларенс Лукас добавил, что музыка Гайдна хуже, чем звук лесопилки.

Рихард Вагнер и «Тристан и Изольда»

Про оперу в 1870 году музыкальные критики написали, что это не что иное, как музыка для котов. То же самое говорили и о «Нюрнбергских мейстерзингерах»: если собрать все органы Берлина в одном месте и заставить играть каждого органиста свою мелодию, то большего ужаса, чем сочинил Вагнер, у них все равно не получится.

Клод Дебюсси и «Полуденный отдых Фавна»

Те же бостонские критики в 1904-1905 разнесли произведение классика в пух и прах, акцентируя на том, что несчастному богу лесов-полей и покровителю стад, самом нужен был ветеринар. Так убоги были его страдания, похожие на эротические спазмы, а музыка сама по себе полна диссонансов. И говорит это о том, что она находится в абсолютном упадке.

Ференц Лист и все его творчество в целом

Бедняге Ференцу, пожалуй, досталось больше остальных. Кто его только не ругал и чего про него только не писали! Все его сочинения галиматья и марание бумаги, благодаря его «стараниям» безвестно забытыми становятся товарищи Гайдн, Бетховен и Моцарт.

Скрипачи у него играют, как орут похотливые коты ночью, а фаготы ухают, как ярмарочные свиньи. А виолончелисты играют так, как лесники пилят гигантские бревна. Дирижеров жалко, ибо те не в силах управлять всей этой какофонией. В общем, хочется спросить, где теперь те критики и кто их помнит.

Модест Мусоргский и «Борис Годунов»

Лондонское музыкальное обозрение в 1898 разразилось тирадой на тему того, какая отвратительная музыкальная оргия опера классика. Петербургский критик Николай Соловьев чуть ранее заявил, что лучше бы композитор назвал «Бориса» какофонией в пяти актах и семи сценах.

Сергей Прокофьев и «Соната № 2»

«New York Times» в 1918 сообщил, что для музыки Прокофьева определенно нужны какие-то другие уши. Все его творчество кажется вялым и безжизненным и только иногда напоминает бег мамонтов по доисторическим степям.

Петр Чайковский, «Симфония № 5» и еще много чего

Пятую симфонию назвали мертворожденной и напоминающей отправку скота на убой (Musical Courier, Нью-Йорк,1889). Примерно так же охарактеризовали оперу «Евгений Онегин» петербургские критики. Остается добавить только авторитетное мнение австрийского критика Эдуарда Ганслинка: Чайковский ни разу не гениален, а только одержим идеей собственной гениальности.

Фредерик Шопен и все сочинения

Лондонский “Musical World” в 1841 назвал композитора абсолютным артистическим ничтожеством, а после и вовсе перешел на личности: на что, дескать г-жа Жорж Санд тратит прекраснейшие моменты своей жизни. По их мнению, наслаждаться вальсами Шопена способны только лишенные всякого музыкального вкуса люди.

Полезность от «Паштета»: не забудьте познакомиться с именами самых известных женщин-композиторов классической музыки.

Дмитрий Шостакович и «Симфония № 9»

Композитор заслужил прозвище главного сочинителя порнографической музыки, а его симфония и вовсе так разозлила лондонского критика в 1946, что тот вышел из зала во время исполнения и разразился потом ругательной статьей.

Поделиться: